Нужно ли в Прохладном учить кабардинский и балкарский?

В парламенте Кабардино — Балкарии прошли публичные слушания по проекту закона КБР «Об образовании», принятому в первом чтении. В центре дискуссии оказался вопрос об обучении на кабардинском и балкарском языках.

Нина Емузова обратила внимание, что в законе впервые появилась статья о языках образования: «На территории республик России может вводиться преподавание и изучение государственных языков этих республик». Вместе с тем указано: «Изучение этих языков не должно осуществляться в ущерб изучению русского». И.о. министра указала на необходимость определения объемов региональной компоненты, подготовки кадров и издания учебников, которые должны пройти федеральную экспертизу.

Заместитель руководителя Общественной палаты КБР Людмила Федченко выразила обеспокоенность отсутствием в законе «принципиального положения» об обеспечении бесплатными учебниками и учебными пособиями: «Если республика не может полностью взять на себя реализацию этого положения в настоящее время, надо в заключительных статьях закона предусмотреть поэтапное исполнение этих обязательств».

Член Общественной палаты КБР Муаед Чеченов, представлявший Координационный совет адыгских общественных объединений, обратил внимание на отсутствие положения об обязательности изучения кабардинского и балкарского языков: «Мы с сожалением констатируем: языковая политика, проводимая в КБР, особенно в последние годы, ведет к тому, что эти языки исчезнут». Он предложил внести в закон «Об образовании» норму: «На государственных языках КБР обеспечивается получение образования на дошкольном, начальном и обще­образовательных уровнях до 7 класса включительно…»

«Если мы сегодня это не отразим в законе, будем иметь плачевный результат: наши языки просто исчезнут. Мы обращаемся к каждому депутату персонально. От вашей позиции зависит судьба языков».

По мнению руководителя общественной организации «Алан» Суфияна Беппаева, в обучении истории народов КБР существуют «серьезные перекосы».

Магомед Абшаев, также представлявший «Алан», указал на отсутствие в законе положений о воспитательной роли образовательных учреждений. Говоря о языке, он подчеркнул, что его хранителем является село, откуда молодежь уезжает из-за безработицы. Профессор предложил провести земельную реформу, создать десятки тысяч фермерских хозяйств, где будут говорить на родном языке.

Председатель общества «Вече» Анатолий Канунников не согласился с мнением о необходимости обучения на родных языках до 7 класса: «Не делаем ли мы тут ошибку? Не будем ли мы их переучивать после 7 класса? Обучение должно вестись на русском языке с 1 класса, не ущемляя родные языки». Анатолий Канунников выразил сомнение в необходимости изучения кабардинского и балкарского языков в ряде населенных пунктов Прохладненского и Майского районов.

Ведущий научный сотрудник Кабардино-Балкарского научного центра РАН Анзор Кушхабиев указал на необходимость обязательного преподавания всех предметов на родных языках с 1 по 4 класс.

С ним не согласилась руководитель управления образования администрации Баксанского района Тамара Абрегова: «Нам будет трудно найти специалистов, которые смогут достойно перевести сложные термины, которые имеются в учебниках. Я видела нежелание родителей обучать детей на родном языке. Видела и нежелание учителей, которые, скажу правду, прятали учебники по математике на родном языке и обучали детей на русском языке. Мы должны понимать, что определяет судьбу человека».

«КБР — это форма самоопределения кабардинцев и балкарцев. Республика создана для защиты интересов этих народов, а сохранение языка — одно из главных составляющих самоопределения», — заявил руководитель Республиканского правозащитного центра Валерий Хатажуков.

«Наиболее подвержены вхождению в неформальные экстремистские организации дети, выросшие в неполных, неблагополучных, оторванных от родной культуры семьях. Самый первый национальный маркер человека — это язык. Эти дети, в основном, оперируют народным языком. В их лексиконе более 40-50% — это заимствования из арабского. Все эти моменты говорят в пользу родного языка, они должны работать», — полагает представитель научно-исследовательского центра «Стратегия» Аслан Бештоев.

Представитель Ассоциации преподавателей родных языков Мурат Табышев предложил внести в закон положения: «В КБР обеспечивается получение дошкольного, начального и общего образования на государственных языках республики. Кабардинский, балкарский и русский язык изучаются в равных объемах в рамках федеральных образовательных стандартов».

Председатель комитета образованию и науке парламента Муаед Дадов отметил, нельзя право человека на из изучение языков превращать в обязанность. Он обратил внимание на то, что за 20 лет существования действующего закона не были созданы условия обучения всем предметам родных языках: «Считаю неправильной постановку вопроса — сначала примем закон, а потом создадим условия». По мнению Муаеда Дадова, изучение родных языков обязательно для носителей языка: «Мы должны определиться, чего мы хотим: чтобы русские знали кабардинский или наши дети говорили на родном языке? Когда мы говорим что русские дети будут знать кабардинский или балкарский смогут интегрироваться в общество, это сказки. Они уедут отсюда. 90% выпускников Прохладненского и Майского районов уезжают учиться в Россию и не возвращаются». Говоря о том, как шел процесс изучения родных язык русских селах Прохладненского района в рамках действующего закона, Муаед Дадов сообщил: в 6 селах изучали кабардинский, в 7 — балкарский: «Потому что учителей, чтобы в одной школе изучать оба языка, нет учебников, нет методик, ничего нет. Мы приняли закон в 1994, но ничего не сделали».

Вместе с тем председатель комитета не исключил возможность обучения на родных языках до 4 класса в каких-то балкарских и кабардинских селах даже в Нальчике: «Данный законопроект этого не запрещает. Но надо создать условия: учебники, учителя. Любой муниципалитет — район, город — могут сделать».

 

zapravakbr.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий