Потребности устойчивых социальных групп

istock_000009458297xsmall

Одной из базовых потребностей любого человека является потребность в приобщенности к социальным группам. В своей знаменитой пирамиде потребностей основатель гуманистической психологии Абрахам Маслоу социальную причастность ставит на третье место после физиологических потребностей и потребностей в безопасности. Это означает, что каждая личность испытывает потребность в контакте с другими личностями, в общении и вовлечении в социальные процессы. Множество психологических экспериментов доказывают, что в системе самоидентификации личности огромную роль играет то, к каким социальным группам человек себя относит. В частности, известный тест «Кто Я?» М.Куна и Т.Макпартленда показывает, что кроме имени, практически все остальные характеристики, которыми люди себя идентифицируют, отображают социальные группы, к которым они относятся. Один и тот же человек может быть приобщен к множеству социальных групп — по признаку профессии, религии, политическим пристрастиям, гражданской принадлежности, цвету волос, цвету кожи и т.д. Социальные группы, к которым относятся люди, делятся на условные и реальные. Условные формируются по каким-то общим признакам, и участие в них особой роли в политической и социальной жизни не играет. Намного важнее то, в каких реальных группах принимает участие индивид.

 Как замечено учеными XVIII-XIX веков, поведение личности сильно меняется, когда она попадает в какую-то реальную социальную группу. На этом замечании была основана наука «Социальная психология», или «Психология масс», как его назвали французский психолог Густав Лебон и итальянский юрист Сципион Сигеле. В частности, было замечено, что человеческие скопления, называемые «толпой», имеют свои характеристики, отличающиеся от характеристик личностей, в эту толпу входящих. «Толпа» определяется как  бесструктурное скопление людей, лишенных ясно осознаваемой общности целей, но связанных между собой сходством эмоционального состояния и общим элементом внимания. При этом отмечается, что поведение индивидов в толпе характеризуется усилением внушаемости, подражательности, эмоциональности и социально-психологического заражения. Поведение конкретных личностей в массах отличается от поведения этих же личностей, когда они не являются частью толпы. Это породило такие понятия как «психология социальной личности» и «психология социальной группы». Второе из этих понятий означает, что человеческая масса сама по себе является самостоятельным объектом, имеющим свою психологию, свой характер, свои интересы и потребности. Потребности социальных групп имеют существенное отличие от потребностей личности. Может показаться, что требования масс эфемерны и не приземленны, а сама масса используется некими кукловодами, затуманивая разум людей абстрактными идеями, не имеющими прагматического смысла для каждого отдельно взятого индивида, входящего в массу. Однако, если речь идет об устойчивых социальных группах, таких как религиозная община, этническая общность или государство, зачастую наблюдается готовность людей жертвовать своими жизнями ради идеалов этой группы. Мы не отрицаем того факта, что во главе таких социальных групп стоят личности, имеющие экономические и политические интересы. Однако, особый интерес нашего исследования связан с психологией обычных членов реальных социальных групп. Многие активные патриоты и религиозные деятели ставят интересы группы превыше собственных интересов. Эти факты приводят к мысли о том, что помимо потребностей отдельных личностей, необходимо учитывать и потребности масс как отдельных объектов политики.

Объединение личностей в социальную группу происходит на основе общности каких-то взглядов. Это может быть совпадение кратковременных целей, единый порыв недовольства и возмущения, общность ценностных ориентаций, единая идеология, общие проблемы, общие интересы и т.д. Таким образом, в человеческой массе отдельных индивидов можно представить как ax, bx, cx…zx, где a, b,c …z это индивидуальные качества каждого индивида, а х это та самая общая идея, которая объединила эту массу. В таком случае в массе теряется все различное между людьми, и остается все то, что этих людей объединило в группу. То есть, формируется некая общность на основе «х», которой приносятся в жертву личные качества a,b,c…z.

Если объединяющим фактором становится не кратковременный порыв или возмущение, а какая-то цельная долгосрочная идеология, образуется устойчивая социальная группа. Для функционирования такой группы его членам уже не обязательно скапливаться. Убеждения индивидов, входящих в такие группы, достаточно долговременны и устойчивы, руководят людьми в повседневной жизни. Члены таких устойчивых групп сохраняют качества социальной личности даже когда они находятся в другой среде, но проявляют подобные качества только в тех ситуациях, которые регламентируются идеологией социальной группы.

В идеологические концепции, объединяющие людей на длительное время, входят такие ценностные системы, которые формируют цели и задачи, собственные интересы, особый характер социальной группы, механизмы самозащиты, развития и регенерации. Как пример подобных устойчивых социальных групп можно привести религиозные общины, этнические образования и государства.

Государства формируются на основе единой гражданской принадлежности, четко определенной территории, политических и экономических интересов. Это более развитая формация существования этносов. Последние в большинстве странах мира уже утеряли свое значение и были полностью вытеснены понятием «нация». Однако, в условиях современной Российской Федерации этнические группы все еще играют важную роль.

Этническая  общность формируется на основе единого духовного стержня, формирующегося на основе системы идеалов, языка, культуры, цивилизационной модели, а иногда и под влиянием религии. Априори принимается убеждение о том, что члены одной этнической группы связаны между собой единой кровью, что формирует характер этноса как закрытой общности, отстаивающей свои интересы определенным образом.

В случае с религиозными общинами люди объединяются на основе общности религиозных убеждений. Религия же в свою очередь предлагает свое видение о том как устроен мир, каково место человека в этом мире, какой общественный порядок должен существовать и т.д. Это и формирует ценностные ориентации и цели индивидов, входящих в эту социальную группу.

В социально-психологической науке выделяется такая форма устойчивой социальной группы как армия. Мы ее не рассматриваем в настоящем исследовании, так как относим ее к атрибутам государства.

Многие книги по психологии влияния приводят пирамиду потребностей Маслоу, так как полагается, что для эффективного влияния на людей необходимо понимать потребности каждой личности. Искусно манипулируя потребностями человека и рычагами их удовлетворения, менеджер, или же влияющая личность добивается желаемого от других людей. Напомним, что Маслоу приводит пять базовых потребностей человека: Физиологические потребности, потребность в безопасности и защите, потребность в социальной приобщенности, потребность в признании и уважении, потребность в самовыражении. По этой концепции, удовлетворение более низких приоритетов в человеке пробуждает потребности более высокого уровня. И при неудовлетворенности низких приоритетов человек теряет интерес к потребностям более высокого плана. Это учение широко применяется менеджерами и психологами. Очевидно, что для грамотного осуществления политики необходимо знать и понимать не только потребности личностей, но и потребности социальных групп. Такой запрос порождается тем, что личность, будучи приобщенной к социальной группе, ведет себя иначе, нежели когда он остается самостоятелен. Особо актуально понимание психологии устойчивых социальных групп в связи с возникновением межрелигиозных и межэтнических столкновений.

В результате опроса членов различных устойчивых социальных групп, мы смогли выделить 5 базовых потребностей, которые есть у любой устойчивой группы, объединенной долгосрочной идеологией. Главной и бескомпромиссной потребностью любой такой группы является собственно потребность в существовании. Ни одна идеология, претендующая на долгое существование и определение социального порядка не хочет исчезать, и потому в нее часто вплетаются механизмы самозащиты. Это может быть идея «джихада» и «шариата» в случае с Исламом, армии и службы безопасности в случае с государством или же механизмы традиционного воспитания и общественного порицания  в случае с этносами. Все это призвано защищать само существование устойчивой социальной группы. Зачастую самозащита таких групп настолько серьезна и бескомпромиссна, что их члены готовы идти на большие человеческие жертвы и даже на самопожертвование в интересах идеологии и социальной группы.

Следующая потребность, которая безусловно идет после потребности в существовании — это потребность в росте и развитии. Это главным образом рост количества членов социальной группы, как залог усиления ее влияния. На этом этапе важнейшую роль играет создание прочной экономической базы, как необходимое условие для роста и развития. Если рассматривать отдельные типы устойчивых социальных групп, то можно выделить следующее. Религии претендуют на монопольное определение морально-нравственного облика своих адептов, а чтобы такая система функционировала в полной мере, необходимо, чтобы все общество принимало эти порядки. В связи с этим любая религия занимается проповедью своего учения, распространяет свои ценностные ориентации. На уровне лидеров таких организаций существует потребность в росте количества адептов, так как люди это ресурс, легко  конвертируемый как в политический, так и финансовый капитал. Этносы, в свою очередь, стремятся к росту через рождение и воспитание нового поколения. Демографические проблемы этносами воспринимаются очень болезненно. На определенном этапе развития этносов пассионарность достигает такого уровня, когда коэфицент воспроизводства становится высоким. Как пример, можно привести Северокавказские народы, которые будучи национальными меньшинствами, имеют более высокий уровень рождаемости. Это естественное устремление любого этноса усилить свои позиции. Также, количество конвертируется в политическое влияние. Государства же, помимо демографических методов, могут прибегать к привлечению мигрантов и их ассимиляции. При этом отдается предпочтение представителям тех народов, которые ближе по языку и культуре. В частности, Россия старается привлекать мигрантов из Украины и Белоруссии, так как они легче всего ассимилируются в России. Реальным ростом и развитием государства является экономический показатель. На этом уровне общественной формации возможна атомизация интересов граждан, их сведение исключительно к экономическим и социальным, однако, государственный аппарат не отходит от потребностей и интересов государства как устойчивой социальной группы, так как эти факторы обуславливают само существование государства.

На этом этапе предпринимаются попытки закрепить свое существование через институционализацию маркеров самоопределения. Социальные группы самовыражаются через культуру, искусство, образование и язык. Религии строят храмы, этнические группы — культурные центры, создаются институты, поддерживающие механизмы самовыражения и самоидентификации. Также, на этом уровне определяется и институционализируется вектор существования и развития устойчивой социальной группы, вырабатываются механизмы самозащиты, роста и самовыражения на длительный период времени.

Достаточное развитие членов устойчивых социальных групп в количественном, экономическом и политическом планах, в итоге приводит к активизации следующего приоритета — потребности в уважении и признании в среде других устойчивых социальных групп. Данная потребность соответствует потребности в социальной приобщенности по пирамиде Маслоу. Когда устойчивая социальная группа чувствует достаточную силу, она перестает быть замкнутой на собственных внутренних делах и начинает внешнюю активность. Это могут быть контакты с подобными себе устойчивыми социальными группами — межконфессиональный диалог, межгосударственные контакты и т.д.

Межгосударственные и межэтнические контакты возможны в тех случаях, когда не противоречат жизненно важные интересы. Однако, разные типы устойчивых социальных групп на данном уровне потребностей ведут себя по разному. В частности, различные религии претендуют на одни и те же области человеческого разума и духовной сферы, что делает их антагоничными по своей природе. Любая религия, не включающая в себя этноцентричный принцип, хочет стать доминирующей в умах как можно большего количества людей, независимо от их этнической и государственной принадлежности. Диалог между разными религиями всегда носит компромиссный характер. В случае же, если одна религия существенно сильнее другой, диалог между ними затрудняется или становится невозможным. Это подтверждается тем, что зачастую доминирующие религиозные группы выпускают так называемые «списки сект», в которые включают небольшие течения религий или новые религиозные веяния, даже если они не несут серьезной угрозы для психики человека или социального порядка.

Диалог может быть между устойчивыми социальными группами разного плана — между государством и религиозной группой, между государством и этническими группами и т.д. Любая социальная группа в этих контактах ищет признание со стороны других, четкого определения сфер влияния и места по отношению к другим. Например, РПЦ имеет свое четкое место в государственной системе России. Не смотря на то, что РФ является светским  государством, а церковь от нее отделена, очевидна доминирующая роль РПЦ в политической парадигме России. Такую же роль играет Ислам в формально мусульманских республиках Северного Кавказа и в Татарстане.

Если внешние контакты привели к четкому определению позиций и места, последующим устремлением социальной группы является получение полного контроля на определенной территории. Это территориальное и политическое самоопределение, получение формального статуса своей влиятельности. Если государства уже имеют территориальное образование с официальной властью, она стремится к более полному суверенитету во всех планах — политическому, экономическому, идеологическому и т.д. Этносы, в свою очередь, стремятся получить самоопределение и стать политической нацией, независимым государством, или же институционализировать свое существование. Религии же стремятся получить статус государственной, стать доминирующей идеологической и морально-нравственной системой, получить духовную гегемонию на территории страны существования. Однако, на этом этапе еще нет экспансии во вне. На подконтрольной территории возникает такое явление как формальная власть, которая становится безоговорочной.  Это продолжение роста и распространения своего влияния на новом уровне.

После полной реализации всех предыдущих этапов, социальные группы проявляют стремление к доминированию над другими социальными группами, то есть происходит экспансия на другие территории. В настоящее время это происходит через продвижение своей культурной или цивилизационной модели. Раньше создавались империи, которые, помимо экономических интересов, носили еще и некую цивилизаторскую функцию. Например, многие жители России уверены в том, что Российская Империя, завоевав Северный Кавказ, сыграла цивилизаторскую функцию. Конечно, главным интересом империй является получение ресурсов. Однако, на уровне масс немаловажную роль играет возможность насаждать свою цивилизационную модель. Это наглядно показывает в наши дни США. Также, любая религия стремится быть доминирующей на как можно больших территориях. На примере Ислама мы видим, что салафитское течение агрессивно пропагандирует свои ценности в Европе. В глобальном исламском движении четко ставится цель — установление всемирного халифата. По нашему убеждению, любая социальная группа, если получит достаточное развитие и возможности, стремится доминировать над остальными. В случае невозможности силового доминирования, происходит идеологическая экспансия.

 

Главной и принципиальной потребностью любой устойчивой социальной группы является собственно существование этой самой группы. Это касается и религий, и государств, и этносов. Эта потребность обозначена как первый приоритет. Все остальные шаги являются средством реализации, защиты и обеспечения первого приоритета. На последнем приоритете мы получаем формализацию этого самого существования, тем самым замыкая круг потребностей. Представленная Маслоу пирамида потребностей также может быть изображена в виде круга, если взять за основу физиологические потребности человека — либидо и голод, как утверждал Фрейд. Реализация всех потребностей в конце концов приводят к тем же самым физиологическим потребностям, с одной лишь разницей, что пища и сексуальные партнеры после реализации всех пяти ступеней потребности на новом цикле получаются более высокого качества. Налицо полная аналогия потребностей личности и социальных групп, с той лишь разницей, что в социальных группах эти процессы сложнее и многогранней, и влиять на массы с их помощью сложнее, как сложнее и последствия неудовлетворения этих потребностей.

Власть, как правило, по своей природе реакционная. Она в большинстве случаев лишь реагирует на возникающие проблемы, но никак не упреждает их возникновение. Это, по нашему мнению, результат отсутствия четкого понимания природы социальных групп и их потребностей. Детализация и полное изучение существующих социальных групп, их потребностей и характера, может дать эффективные рычаги упреждения проблем, что даст хороший импульс для конструктивного развития государства и удовлетворение запросов граждан.

Конечно, нельзя обобщать по всем критериям социальные группы разного плана. Некоторые потребности религиозных социальных групп могут быть не актуальны в государстве, а этнические группы, будучи недоразвитой формой государства, имеют свои специфические характеристики, к изучению которых нужно подходить с других позиций. Однако, следует осознавать, что понимание психологии и потребностей масс является залогом успешной политики по отношению к ним.

Также следует иметь в виду тот факт, что у каждой конкретной социальной группы имеется своя психология, требующая конкретного подхода, как требует конкретного подхода и каждый индивид. Изучение и понимание психологии социальных групп может дать хорошие инструменты для прогноза социальных волнений и нахождения путей решения подобных проблем.

Ашамаз Шомахов

НИЦ «Стратегия»

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий